Сумерки взгляда. Thing SomethingNothing

Дмитрий Король

 

Из каталога выставки «Меняющийся мир – запечатлённое время. Современная фотография и видеоискусство из России, Украины, Беларуси, Грузии, Казахстана, Киргизии, Узбекистана и Германии», Институт им. Гёте, Берлин, 2009, с. 122, ISBN 978-3-939670-30-8

 

Фотографическую работу Игоря Савченко можно отнести к такому типу визуальной активности, которая с упорством неутомимого исследователя взаимодействует с предшествующей историей фотографии как на уровне техники, так и на уровне фотографической идеологии. Мы знаем, что нет единого технического начала фотографии, поскольку уже в самом начале истории фотографии появляется несколько конкурирующих технологий получения фотографического отпечатка. Однако есть то, что объединяет различные технические решения этой проблемы – это историческое переживание возможности мира переходить в фотографический образ, минуя субъективное пространство представления (presentation), посредством которого мир «возвращался» как всегда кем-то уже представленный (re-presentation).

Фотографические опыты Игоря Савченко, кажется, все ещё вдохновляются этим историческим переживанием, пытаются его возродить и активизировать в современной медиа-среде мгновенных и агрессивно-реалистичных взглядов на мир. Позитивные отпечатки, которые автор определяет как уникаты, позволяют, как представляется автору, технологически решить проблему разрыва времени в традиционном негативно-позитивном процессе: прямой позитивный отпечаток устраняет временной интервал, который существует между моментом получения негативного отпечатка и его конвертирования в позитивный. Может быть, именно эта, архаическая по сути, техника, снова возвращает нас к тому рубежу восприятия мира, который был преодолен в 19 веке?

Первые доступные нам фотоизображения показывают мир погруженным в дымку, в какой-то сумрак нечёткого, призрачного зрения. Эти изображения  несут с собой ощутимую напряженность неокончательной проявленности той реальности, которой они пропитаны. Сам образ здесь все еще конденсат непрерывности времени, той самой непрерывности экспонирования, благодаря которой он и появляется. Это образ, в котором реальность ещё не растворилась до конца, в котором она ещё сохраняет расплывчатость и неясность своего единства времени и места, тревожности на границе своего появления: мимолетность и дрожание задержки. Именно в этой задержке реальность проявляется как-то, что должно принести нам какую-то связь с собой, вернуть нам первый вопрос о смысле явленного и, одновременно, слабость этого вопроса. Что-то застыло в дрожании, в неясной вибрации в «глубине» кадра.

Фотографическая практика Игоря Савченко в представленных работах является, прежде всего, практикой исследования и разработки «первофотографии». И задача этой практики – вернуться к Образу в его позитивности и анонимности. Устранить намерение фотографа сделать определённый в рамках жанра, понимания, традиции, культурных условностей снимок. Вернуть первичность прямого взгляда на вещи как события, которые отделены от нас не потому, что у нас отсутствуют технические инструменты для их точного воспроизведения, а скорее потому, что непрерывность времени, в котором вещи нам являются, обнаруживает в фотографическом образе свой предел. Вещи остаются там, в безопасности. Из этого можно извлечь хотя бы один урок: когда мы смотрим на мир прямо («позитивно»), мир погружается в сумерки. Так происходит очищение взгляда от «понимания» как символического контроля над видимым, от современной судьбы взгляда приносить нам в дар  вместе с реальностью и сам принцип реалистичности.

Чем в результате оказываются «позитивные уникаты» Игоря Савченко? – Вещью среди вещей. То есть, возникнув в материальной среде видимого, они возвращаются в неё, лишённые чувства превосходства копии над оригиналом, чувства, которое так старательно культивируют в нас современные цифровые технологии. Если сама фотография возникла благодаря интуиции материальности образа, как условия его возможности, то эта интуиция остаётся естественным условием непрерывности нашего единства с миром.