«Белорусский рынок», № 21 (554), 2-8 июня 2003, с.30

 

 

Музыка не в ответе?

 

 

В англо-американском шквале музыкальной продукции, который обваливается на нас из радиоэфира и с полок музыкальных магазинов, мы порой забываем, что есть другой мир. О немецкоязычном музыкальном мире нам не так давно напомнили издатели серии «Запретные вершины», выпустившие три диска немецких архивных записей времён Третьего рейха. Кстати, данное издание одним из первых приобрёл  Белорусский государственный музей Великой Отечественной войны.

 

Немецкая музыка – это не только Scorpions или мюнхенские диско-эксперименты Фрэнка Фариана (Boney M, Eruption), это ещё и какие-то неуловимые нотки внутренней мощи даже в шлягерах Tschinghis Khan и поп-индастриэле Rammstein. Новые диски как раз и дают шанс понять, откуда что у этого самого Rammstein. Когда говорят о данной группе, нередко вспоминают использованные в её клипах противоречивые кадры фильмов Лени Рифеншталь, но почему-то забывают грандиозные традиции немецкой маршевой музыки. Кстати, запрещённой теперь в самой Германии.

 

«Значит ли это, что в тех песнях изначально была скрыта некая червоточина, на основании чего они – в большинстве своём вершины музыкального искусства – и находятся по сей день под гласным и негласным запретом?» – спрашивает в шикарном буклете минского издания музыковед Карл Штюрмер. Три CD «Запретные вершины» как раз и позволяют каждому самостоятельно ответить на этот вопрос.

 

Вышеназванное собрание немецких маршей и походных песен, подготовленное Карлом Штюрмером, Фолькером Кохом, Керстин Целлингер и другими историками и музыкантами, так и не смогло появиться на родине. Зато вышло в Беларуси, благодаря усилиям наших издателей во главе с Игорем Савченко. Кстати, тем, кто читал в эпоху перестройки минский журнал «Крыніца», это имя знакомо.

 

В первом компакт-диске серии «Запретные вершины» слушатель найдёт безукоризненные оркестровки немецких архивов: «Марш Германа Геринга», Lufthansa Marsch, Ju-88 Lied, Graf Zeppelin Marsch и др. Конечно, к каждой из них был бы кстати комментарий. Ведь для кого-то Геринг – банальный фашист, а для кого-то – верно служивший своей родине лётчик-ас.

 

Вторая часть издания охватывает период от наполеоновских войн до Первой мировой. Некоторые заполучившие этот диск коллекционеры отзывались о нём достаточно прохладно. Дескать, было уже немало российских переизданий и даже серий военных маршей разных стран. Но весьма существенный нюанс здесь в том, что минские издатели при поддержке немецких энтузиастов очень скрупулёзно отнеслись к вопросу авторских прав.

 

Дело в том, что хотя Третий рейх разгромлен и некоторые произведения его искусства под запретом, авторское право никто не упразднял. В подготовленном немецкими специалистами издании этот вопрос решён в строгом соответствии с законом: даже обладатели прав разгромленных фонографических монстров Третьего рейха были найдены и «взяты в оборот».

 

Хотя, может быть, и ничего нового: включаешь пятый трек второй части «Запретных вершин» (Soldaten sind immer Soldaten), а с языка под знакомую музыку так и срываются слова: «Всё выше и выше, и выше стремим мы полёт наших птиц…». Вот ведь закономерность: не только Киркоров беззастенчиво воровал хиты своих современников из-за бугра…

 

Как тут не вспомнишь Библию: «Каждая вещь имеет, по крайней мере, два значения». Естественно, понимаешь ту внутреннюю дрожь и отвращение, которые возникают при словах «Третий рейх», «фашизм», «военные марши нацистов», но прочтёшь в буклете издания воспоминания ребёнка тех лет, а теперь многоопытного мудреца Эрны Нидермайер – и возникают другие ощущения: «Дверь в мою комнату была притворена, но из-за неё до меня всё равно доносилась какая-то светлая бравурная песня – такая же, как то солнечное утро. Тогда я уже знала, что так поют солдаты. …Песня, которая звучала тогда, моя самая любимая и сейчас, с ней я вспоминаю маму, отца и то моё счастье…»

 

Треки этой серии подобраны с лучших грамзаписей своего времени, проверенных не одним поколением слушателей, и шаблонный оскал озверевшего фашиста никак не подходит к душевным звукам Rüber über den Kanal, An der Front im Westen, к мелодичной красоте Schlesierlandlied, Lied der Balloniere, Horst Wessel Lied. К тому же, создававшие эти произведения композиторы опирались на многовековую мудрость народную, на вкус, выработанный столетиями человеческого опыта.

 

Пожалуй, наиболее уместным было бы сравнение этого издания с белорусским альбомом «Маршы і песні», записанным хором «Унія». С той лишь разницей, что немцы сохранили само звучание эпохи, а белорусам пришлось заниматься реконструкцией разорванной по звеньям цепи исторических событий.

 

Как ни крути, а белорусские издатели не могут без сюрпризов. Так, узнать, кто такая фрау Райнхольд (третий диск имеет подзаголовок «Любимые пластинки фрау Райнхольд»), можно только из буклета к предыдущему диску. «Племянник нашей соседки фрау Райнхольд, – пишет Керстин Целлингер, – пел в хоре Вермахта. Его я видела лишь несколько раз, а фрау Райнхольд говорила о нём очень много, рассказывая, какой он был в детстве, как гостил у неё каждую субботу, как любил её булочки, которыми она, одинокая женщина, угощала и нас…».

 

Мы можем только догадываться, как сложились судьбы этих людей уже в следующем десятилетии кровожадного ХХ века. Но фрау Райнхольд оставила после себя коллекцию грампластинок, которые как нельзя лучше расскажут и о ней, и о чувствах людей того времени. Laura, Erika, Marie-Helen, Veronika, Rosemarie, Marie-Mara-Maruschkaka – типично девичьи песенки, но… времён Третьего рейха.

 

Из всей серии «Запретных вершин» «Любимые пластинки фрау Райнхольд» – пожалуй, самый лиричный диск. А ведь это – любимые песни человека, судьба которого катастрофически не сложилась: муж рано умер, ещё до войны, детей у них не было, да и любимый племянник, певший в хоре Вермахта в 30-е годы, вряд ли осчастливил её старость в 50-е. Это коллекция простого человека, которому лишь песни – эти песни – скрашивали бренность существования.

 

Заглянув на сайт издателей (http://savchenko.dironweb.com), вы сможете более подробно узнать о перспективах серии «Запретные вершины», а они, судя по англо-немецко-белорусскому сотрудничеству, довольно многообещающие.

 

 

Витаўт Мартыненка