Амальгама

 

 

 

Вѣстникъ знанія, 2-ой годъ изданія, № 11, ноябрь 1902, С.-Петербургъ, с. 1005-1007

 

Тайна зеркальщиковъ Брецони

 

Иннокентій Скворцовъ

 

 

Непревзойдённое до сихъ поръ искусство мастеровъ семьи Брецони заставляетъ говорить о нѣкой нераскрытой тайнѣ ихъ зеркалъ даже и теперь – спустя столѣтія. И въ Европѣ, а изрѣдка – и у насъ, можно ещё встрѣтить эти изящныя творенія, и, пусть зачастую, вслѣдствіе времени и недолжныхъ условій, пребываютъ они не въ лучшемъ видѣ, антиквары оцѣниваютъ ихъ по-прежнему весьма высоко.

 

Что же такое отличаетъ эти зеркала отъ издѣлій другихъ мастеровъ Италіи сравнительно того же времени? Вопросъ этотъ, увы, остается безъ отвѣта. Онъ не поддается изъясненію въ словесной формѣ, а есть лишь только результатъ – будь передъ вами рядъ схожихъ зеркалъ, вы, по большей части, всегда выберете именно Брецони. Безъ сомнѣнія, тайна эта занимала умы какъ досужихъ любопытствующихъ, такъ и конкурентовъ, и именно послѣдніе предпринимали разнообразныя по изощренію попытки тайну эту раскрыть. И, конечно, большее число такихъ попытокъ пришлось именно на годы расцвѣта семьи Брецони – на середину 15-го вѣка.

 

Шпіоны дѣйствовали подкупомъ, пытались проникнуть въ домъ подъ разными личинами, жертвовали неоднократно зеркалами, производя надъ ними алхимическіе опыты. Всё оказалось безрезультатнымъ. Подкупъ не дѣйствовалътѣмъ немногимъ посвященнымъ мастерамъ, что не входили въ семью, платили такъ хорошо, и обхожденье было таковымъ, что никакой подкупъ соблазна не производилъ. То же касалось и прислужниковъ въ домѣ. Химическіе опыты лишь приводили въ негодность издѣлія, не принося никакихъ должныхъ свѣдѣній.

 

Попробуемъ же мы взглянуть на ситуацію отсюда, по прошествіи вѣковъ. Можетъ статься, что именно это отдаленіе во времени и развернётъ передъ нами картину, недоступную прежъ современникамъ. Что жъ намъ извѣстно? А именно:

 

 

- пикъ успѣшныхъ лѣтъ и расцвѣта пришёлся на середину и конецъ 15-го вѣка

- упадокъ наступилъ къ концу 16-го вѣка

- мастера, конечно, были только мужескаго пола, но въ домѣ всегда имѣлось весьма большое количество немолодыхъ женщинъ. Справедливо предположивъ часть ихъ прислугою, мы всё равно получаемъ избыточное число ихъ, предназначенье коихъ остаётся неизвѣстнымъ

- къ серединѣ 17-го вѣка семья предприняла попытки возродить былое величіе, но – безуспѣшно, – лучшія ихъ творенія остались непревзойдёнными ими же самими

 

 

Возьмёмъ отправною точкою женщинъ. Особа женскаго пола въ лѣтахъ въ Европѣ къ серединѣ 15-го вѣка была существомъ тревожнымъ и отношеніе вызывала къ себѣ настороженное. Предысторія такого положенія глубока, отмѣтимъ лишь, что именно въ эти годы набрала силу извѣстная «охота на вѣдьмъ», достигши своего пика къ серединѣ 16-го вѣка. Сопоставивъ даты, видимъ, что это и есть время горчайшаго упадка нашихъ зеркальщиковъ. Средній возрастъ выявленныхъ тогда «вѣдьмъ» былъ близкимъ къ пятидесяти-шестидесяти годамъ. Вспомнимъ, что избытокъ женщинъ въ домѣ Брецони былъ какъ разъ въ лѣтахъ. Намъ не остается ничего инаго, какъ заключить, что дѣло здѣсь какимъ-то образомъ, вѣроятно, въ этихъ женщинахъ, точнѣевъ томъ, чѣмъ именно они въ домѣ занимались. И въ томъ, что держать ихъ въ домѣ въ значительномъ количествѣ стало, въ опредѣлённое время, дѣломъ неблагонадёжнымъ – учитывая ихъ возрастъ и неясность занятій.

 

Вспомнимъ неупомянутую ещё особенность производства Брецони, которая не смогла остаться сокрытой отъ шпіоновъобъёмъ отходовъ и отбраковки былъ у нихъ всегда несравнимо больше, чѣмъ у конкурентовъ. Только ли замѣчательной требовательностью къ самимъ себѣ и отвѣтственностью къ дѣлу рукъ своихъ это объяснялось? Рискнёмъ предположить, что есть причина иная. А что если именно женщины выполняли нѣкую функцію контроля готовыхъ зеркалъ, не выпуская въ міръ негодныя на ихъ взглядъ? Что жъ можетъ дѣлать съ зеркаломъ женщина, какъ не смотрѣться въ него? Развѣ устоитъ она передъ таковымъ, даже не соблазномъ, а дѣйствіемъ совершенно для неё естественнымъ? Отвѣтъ утвердителенъ настолько, что даже, если и надѣлить её задачами другими, онѣ – задачи – всё равно будутъ замутнены этимъ первѣйшимъ ея стремленіемъ. Полагаемъ, не было это секретомъ и въ тѣ давніе времена.

 

На сей моментъ, промежуточнымъ результатомъ, имѣемъ дамъ, смотрящихся въ зеркала во исполненіе задачи выходного контроля, разбивая безъ сожалѣнія однѣ издѣлія и оставляя другіе. Что же могло быть признакомъ годности? Чѣмъ, обыкновенно, бываетъ результатъ женскаго взгляда въ зеркало? – «Какъ я хороша» или «какъ ужасно я выгляжу»… Которое зеркало слѣдуетъ разбить – такъ, чтобы рѣшеніе оказалось нетривіальнымъ, чтобы недоступнымъ было оно для постиженія конкурентовъ? И вотъ тутъ мы ступаемъ на почву зыбкую настолько, что любыя предположенія уравниваются въ своихъ правахъ. Мы можемъ лишь перечесть варіанты, а который изъ нихъ дѣйствительно вѣренъ, врядъ ли когда-нибудь узнаемъ навѣрняка. Усложнимъ картину ещё больше, придавъ тѣмъ самымъ большую же интригу – наряду съ женщинами въ лѣтахъ, въ домѣ Брецони были таковыя и молодыхъ лѣтъ, хоть и меньшаго счету. Не станемъ же ими пренебрегать и примемъ ихъ тоже въ общій раскладъ.

 

 

Имѣемъ тогда слѣдующіе варіанты:

 

1): особа пожилая:

А: результатъ взгляда въ зеркало: <я хороша>, дѣйствіе: <разбить>

Б: результатъ взгляда въ зеркало: <я хороша>, дѣйствіе: <оставить>

В: результатъ взгляда въ зеркало: <я ужасна>, дѣйствіе: <разбить>

Г: результатъ взгляда въ зеркало: <я ужасна>, дѣйствіе: <оставить>

 

2): особа молодая:

А: результатъ взгляда въ зеркало: <я хороша>, дѣйствіе: <разбить>

Б: результатъ взгляда въ зеркало: <я хороша>, дѣйствіе: <оставить>

В: результатъ взгляда въ зеркало: <я ужасна>, дѣйствіе: <разбить>

Г: результатъ взгляда въ зеркало: <я ужасна>, дѣйствіе: <оставить>

 

 

Дѣлая набросокъ этой статьи, мы попробовали обозначить дѣйственные, на нашъ взглядъ, варіанты, но оказались столь нетверды въ своихъ предположеніяхъ, что малѣйшія сомнѣнія въ исходныхъ посылахъ рушили немедленно всю выборку. Потому, въ итогѣ, рѣшили отказаться отъ изложенія нашихъ выводовъ. Оставили лишь для примѣра слѣдующія разсужденія: положимъ особу молодую, смотрящуюся въ зеркало. Обыкновенно, возрастъ даётъ ей немалые шансы быть довольной своимъ отраженіемъ. Но, въ силу возраста же, она можетъ оказаться излишне требовательной къ самымъ мелочамъ. А если предположить дѣйствительную чертовинку въ ней, тогда выводы надо повернуть на обратное? Или положимъ даму въ возрастѣ, – именно въ силу такового станетъ ли она болѣе благосклонна къ неизбѣжнымъ признакамъ времени, не добавляющимъ ей свѣжести или, наоборотъ, опять же въ силу возраста, окажется тѣмъ болѣе ранима таковыми? А ежели она, въ самомъ дѣлѣ – «вѣдьма», то – наоборотъ? – а если – такъ, чтобы въ зеркалѣ нравились себѣ всѣ, не только «вѣдьмы» – опять наоборотъ?..

 

Мы рѣшили избавить читателя отъ запутанной и противорѣчивой картины нашихъ умозаключеній, оставивъ лишь исходные посылы для предположеній и положивъ остальное на его – читателя же волю.

 

 

 

Игорь Савченко

Минск, январь 2019