Что будет?

 

 

 

Труды Института неврологии и психиатрии Венского университета, том XIX, 1971, с. 48-51

 

Случай с Матиссом

 

Зиверт Штайг

 

 

Предваряя краткий текст этой статьи, не могу не отметить, как редко выпадают подобные обстоятельства, столь благоволящие давно назревшей ситуации. Здесь я прежде всего имею в виду нашу давнюю полемику с профессором Каюмовым [1].

 

Итак, к существу дела. Мой давний приятель N, оказавшись на пару дней в городе NN, не пренебрёг возможностью посетить одну нашумевшую выставку живописи. Среди прочего там был и зал Анри Матисса. Не будучи особо ярым поклонником неистового француза, приятель мой не без интереса заглянул и туда. …И времени провёл там немало – скажем так. Посетителей, на удивление, было немного, и даже смотрители обнаруживались не в каждом зале. Среди публики выделялась чета пенсионеров – они сидели на скамейке почти в центре, напротив большого полотна («Красная комната») и обсуждали увиденное с внуком лет шести. Было заметно, что непоседливый мальчуган, хоть и томился несколько музейной обстановкой, но проявлял явный интерес к развешанному на стенах. Обойдя ещё раз весь периметр и собираясь уходить, приятель мой задержался у одной из картин. (Стоял он при этом спиной к упомянутой семейной группе. Кроме них более не было никого.) Странная мысль вдруг посетила его: «А что будет, если я вот прямо сейчас прикоснусь к полотну – к самим мазкам мастера? Зал почти пуст, смотрителей нет, никто и не заметит…» Не успев ещё ничего ни сделать, ни подумать, он тотчас обернулся и застал следующее: наш внучок был уже лишь в шаге от ближайшей к приятелю картине (на стене, противоположной «Красной комнате») и в следующую секунду таки приложился всей пятернёй к великому полотну, ещё мгновение – и интеллигентная бабушка, выговаривая и будучи в ужасе от случившегося, водворяла ненаглядного отпрыска обратно к себе на скамейку. Чуть погодя, придя в себя, все трое, они ретировались. Ничего более не произошло.

 

 

 

 

 

1.Натюрморт с голубой скатертью, 1909 /Nappe bleue/

2. Ваза, бутылка и фрукты, ок. 1906 /Vase, bouteille, fruits/

3. Красная комната (Гармония в красном), 1908 /La chambre rouge (Harmonie rouge)/

4. Обнажённая женщина, 1908 /Etude de femme nue/

5. Обнажённая (Чёрное с золотом), 1908 /Nu (Noir et or)/

6. Сидящая женщина, 1908 /Femme nue assise/

7. Игра в шары, 1908 /Jeu de boules/

8. Нимфа и сатир, 1908-1909 /Nymphe et satyre/

 

 

 

Полагаю, нам не пристало поддаваться соблазну и трактовать описанное, как одно из тех неимоверных совпадений, коими действительно столь наполнена наша жизнь. На мой взгляд, квалификация этого удивительного случая исчерпывается тремя вариантами: 1) резонансное совпадение сравнимых по силе и мотивации намерений моего приятеля и мальчугана; 2) исполнение мальчиком неосознанного мысленного приказа, исходящего от моего приятеля; 3) мысль, столь внезапно озарившая моего приятеля, была на самом деле индуцирована мощным неосознанным посылом ребёнка. К пункту первому, впрочем, я бы присмотрелся повнимательней: является ли он на самом деле случаем самостоятельным, а не закамуфлированным и нераспознанным вариантом два или три.

 

Считаю, что дискуссию о самой возможности либо невозможности того, что уже стало принятым называть «спонтанным мыслеуказанием», следует оставить за рамками этой статьи, внимание же наше направить на более существенные моменты, а именно: 1) может ли отдельно взятый индивид быть только либо приёмником посланной мысли, либо её отправителем, или роль его может меняться в зависимости как от обстоятельств времени и места, так и от его собственного состояния; 2) какими психологическими качествами характеризуется преимущественно приёмник и преимущественно источник либо исключительно приёмник и исключительно источник; 3) на выработку методики экспериментального выявления ролевой предрасположенности любого индивида; 4) на методику анализа уже состоявшихся ситуаций (подобных описанной) для выявления постфактум как ролевых функций, так и существа произошедшего события. Для общего дела, думаю, чрезвычайную важность приобретает наиболее тщательное документирование каждого подобного случая и передача таковых сведений по назначению.

 

 

 

 

[1] Каюмов, Андрей Николаевич. К дискуссии о возможности спонтанного мыслеуказания, Материалы VII международной конференции нейрофизиологов и психиатров, Вена, 1966, с. 64-67

 

 

 

Игорь Савченко

Минск, октябрь 2014