Казусъ Ксанфа

 

 

 

Юридическая газета, № 11, 8 февраля 1906, С.-Петербургъ

 

Изъ рѣчи г. Горелина по защитѣ Арутюна Мирзояна

 

 

Полная рѣчь Павла Андреевича Горелина на этомъ процессѣ будетъ опубликована брошюрой въ мартѣ сего года, когда наша газета полностью перейдётъ на выходъ отдѣльными тетрадями. Здѣсь мы опускаемъ изъ рѣчи г. Горелина описаніе всѣхъ ужасовъ турецкой рѣзни армянъ въ Байбурте, въ коей уцѣлѣлъ самъ Мирзоянъ, но погибли всѣ родственники его, опускаемъ и чудовищныя слова, которыя позволилъ себѣ г. Печатниковъ въ отношеніи и самаго факта указанной рѣзни, и г. Мирзояна непосредственно, а въ лицѣ его – не только въ отношеніи всего армянскаго народа, но и иныхъ «не великихъ» народовъ нашей имперіи. Приведёмъ лишь ключевой, по нашему разумѣнію, фрагментъ рѣчи адвоката, но прежде – описаніе дѣла:

 

 

Дѣло армянина Арутюна Мирзояна.

Введеніе въ дѣло: турецкій подданный изъ армянъ, уроженецъ г. Байбурта, провинціи Эрзерумъ, Турціи, Арутюнъ Хетумъ-Айрикъ Мирзоянъ, 29-ти лѣтъ, подлежалъ суду Симферопольскаго окружнаго суда съ участіемъ присяжныхъ засѣдателей по обвиненію въ томъ, что въ г. Симферополѣ, въ отвѣтъ на оскорбительныя высказыванія судебнаго стряпчаго Николая Петровича Печатникова, бросился на послѣдняго въ запальчивости и раздраженіи, и, въ намѣреніи лишить того жизни, нанёсъ ему ударъ кинжаломъ въ лѣвый бокъ, но намѣренія своего въ исполненіе не привёлъ по обстоятельствамъ, отъ него не зависящимъ, т.е. въ преступленіи, предусмотрѣнномъ частью 9 и 2 ст. 1455 Уложенія о наказаніяхъ.

28 октября 1899 года дѣло это слушалось въ Симферопольскомъ окружномъ судѣ съ участіемъ присяжныхъ засѣдателей.

 

 

Вспомнимъ теперь, господа присяжные засѣдатели, извѣстный случай съ Ксанфомъфилософомъ и зажиточнымъ гражданиномъ Древнѣй Греціи, коего мы и можемъ разсмотрѣть во тьмѣ вѣковъ единственно благодаря этому анекдоту. Послѣ обильнаго застолья и будучи изрядно во хмелю, потерявъ тѣмъ самымъ всякую въ себѣ мѣру, Ксанфъ, хвастаясь передъ пріятелями своими, заявилъ, что ничего ему не стоитъ выпить и море – настолько сильно было его желаніе пить ещё, и поспорилъ на это – на дѣйствительное море, у котораго стоялъ ихъ благословенный городъ. На слѣдующій день, протрезвѣвъ и осознавъ содѣянное, пришёлъ онъ къ Эзопу, рабу своему, извѣстному уже мудростію, съ мольбой научить его, какъ выйти изъ спора достойно – съ выгодой и безъ позора. Иначе и домъ его, и всё состояніе отошли бы къ пріятелямъ. И что жъ Эзопъ? – Онъ научилъ: «Скажи», говоритъ, – «да, я обѣщалъ выпить море, но не воду рѣкъ, въ него впадающихъ. Отдѣлите море отъ прѣсной воды, и я выпью его». Наученный такъ Ксанфъ пошелъ и дѣло уладилъ въ свою пользу.

 

Здѣсь мы, обыкновенно, радуемся остротѣ мысли Эзопа и смѣёмся глупости богача-философа. Я же предлагаю теперь пойти далѣе. Будь среди оппонентовъ Ксанфа кто-либо равный по уму Эзопу, онъ отвѣтилъ бы на то: «Постой, другъ Ксанфъ, – вода рѣкъ, впадающихъ въ море, въ этомъ морѣ оказываясь, становится его неотъемлемой частью. Понятіе «море» подразумѣваетъ всю воду, находящуюся въ его границахъ, безъ различенія, откуда и какъ она туда попала. А именно – всякая вода, попавъ въ ёмкость сію, зовётся моремъ». И нечего тутъ было бы бѣдному Ксанфу возразить, потому какъ правы они были бы, имѣя взглядъ на предметъ цѣльный и всеобъемлющій. Несомнѣнно, способъ такой видѣлъ и Эзопъ, но не говорить же объ этомъ Ксанфузряшно.

 

Я призываю васъ, господа присяжные засѣдатели, посмотрѣть на это дѣло такъ же цѣльно и всеобъемлюще. Пока будемъ мы воспринимать «инородцевъ» въ составѣ государства нашего какъ чуждую прѣсную воду въ добромъ солёномъ морѣ, пока будетъ въ ходу самъ этотъ терминъ относительно людей, въ силу разныхъ обстоятельствъ, оказавшихся на территоріи имперіи нашей или «не въ томъ» народѣ родившихся, пока «великороссъ», только въ силу происхожденія своего, свысока станетъ взирать на «пришлыхъ», до тѣхъ поръ будутъ и новыя Мирзояны и новыя Печатниковы, и новымъ адвокатамъ предстанетъ держать свои рѣчи

 

 

Послѣ двухъ минутъ совѣщанія присяжные засѣдатели вынесли подсудимому оправдательный приговоръ.

 

 

 

 

Игорь Савченко

Минск, январь 2019