Химеры Паюсова

 

 

 

Доклад на III съезде отечественных психиатров, Материалы съезда, С.-Петербург, 1910, с. 48-49

 

Хлебные крошки

 

Викентий Леонидович Паюсов, проф.

 

 

Наконец настал тот день, когда наработанная личной практикой статистика позволяет мне оформить её в некоторые умозаключения.

 

Но, прежде всего, мне, вероятно, следует объяснить известную фривольность в названии своего доклада. Наверняка все присутствующие помнят полную невзгод и испытаний историю Гензеля и Гретель (Hänsel und Gretel), поэтому лишь вкратце намечу основную канву канонического варианта сюжета. Итак, отец двоих детей – мальчика и девочки – под угрозой якобы неминуемого голода поддаётся уговорам злой мачехи (своей второй жены), отводит детей в лес и там оставляет их. Смекалистые дети, незаметно от отца, помечают свой путь в лесную чащу, бросая наземь мелкие камешки, которые Гензель набрал загодя полные карманы. Так детям удаётся распознать обратную дорогу домой. Злая мачеха не оставляет своей затеи и отправляет отца с детьми в лес снова, но в этот раз разгадывает уловку Гензеля и мешает ему набрать с собой камней. Дети вынуждены помечать свой путь хлебными крошками, которые, конечно же, оказываются склёванными птицами, а дети – одни в глухой чаще, безо всякой надежды выбраться оттуда. Тут и начинаются их злоключения, так и попадают они в плен к коварной ведьме, которая собирается их съесть. То, что им удаётся таки благополучно выбраться и вернуться домой с прибытком, нам здесь не важно. Нас интересует именно технология их попадания в западню – замена надёжных камешков на уязвимые хлебные крошки.

 

А теперь представьте, что замену аналогичную этой я регулярно наблюдаю у некоторых из своих пациентов. Следует выразиться точнее – подмену, причём – добровольную. Не раз приходилось мне с горечью констатировать, что скрупулёзно выстроенная мною система спасительных тропинок – индивидуально для конкретного страждущего, им же и оказывается отвергнутой. Не желает видеть он выход, заботливо обозначенный светлыми гладкими камешками, и сам заменяет их неверными хлебными крошками из своего кармана. И вместо возможного исцеления ввергается он в блуждание по тёмным закоулкам своего сознания, неведомым до конца им же самим, а потому – опасным, тем самым обрекая себя на пагубное общение с обитающими там химерами. И тут мы подходим к главному – где отправная точка таковых путешествий? Какова мотивация? Чего безотчётно страшится одинокий путник в сумеречной лесной чаще, но идёт туда? – Неизвестного. И это, по большей части – не звери. И не люди. – Химеры? Обитают ли в лесу недобрые духи действительно или верящий в них всегда обнаружит то, чего на самом деле нет?

 

Что заставляет моих пациентов по своей воле выбирать безвыходное блуждание по потёмкам своего сознания – страшащий поиск обитающих там химер с призрачным апофеозом такового, – цепенящим ужасом при их обнаружении? – И потом таки обнаруживать всяческих невозможных существ. Или именно химеры и вселяют эту неодолимую тягу к себе некоторым избранным? Во всяком случае, химеры, в «лесной чаще» пациентом обнаруженные, либо им же самим туда и поселенные, показываются внезапно и без предупреждений.

 

 

 

Приложение

 

 

web_IMG_6581

 

У Заславльского водохранилища, пос. Ждановичи, 17.05.2020

 

 

 

web_DSCF7318-edited

 

 

web_DSCF7319-edited

 

Рядом с родником «Исток Западной Березины», дер. Бортники, 12.09.2020

 

 

 

Игорь Савченко

Минск, сентябрь 2020