«Не гляди!»

 

 

 

Труды по теории вычислительных машин Массачусетского технологического института, MIT Papers on Computer Systems, Massachusetts Institute of Technology, Cambridge, Massachusetts, Volume XI, 1959, pp. 48-51

 

Синдром Вия

 

Валентин Головачов

 

 

Отправной точкой была просьба наших коллег с медицинского факультета проконсультировать их по одной неординарной проблеме. Симптоматика, регулярно наблюдаемая у разных пациентов и сходная по целому ряду признаков, явно сигнализировала о неполадках в системе управления двигательными функциями: кто-то не мог взять предмет одной рукой – всякий раз промахиваясь, он был вынужден «доводить её до цели» другой своей рукой, кто-то, шагая, ступал как цирковая лошадь, потому что ноги не чувствовали приближения земли и били по ней при сближении, ровно копыта по манежу, и т.д. Всё это, однако, не походило на рядовое «перерегулирование», встречаемое в сервоприводах, когда причиной сбоя бывают нелады в цепи обратной связи, несущей сигнал от датчиков положения.

 

После череды неверных предположения нам удалось таки обозначить существо проблемы: дефект системы управления, который приводил к обозначенной симптоматике у пациентов, заключался в том, что система оказывалась неспособной адекватно функционировать в зоне малой близости от цели – она попросту переставала видеть объект, сблизившись с ним «нос к носу». Наша цель уподоблялась Хоме Бруту из гоголевского «Вия», когда философ, будучи очерчен по кругу защитной линией, оставался невидимым для нечистой силы, бывшей в шаге от него. И именно эта аналогия с персонажами Гоголя помогла нам нащупать ход к решению проблемы – Вию требовалось не только поднять свои веки, но и чтобы сам Хома взглянул на него, тем самым, обнаружив себя в тот же час для всей нечисти [1].

 

Опытные данные вскоре подтвердили верность нашего подхода – например, больному, который не мог до того взять одной рукой определённый предмет, достаточно было особого светового импульса, испускавшегося в самый момент сближения с тем предметом, чтобы тот оказывался уверенно схваченным. Выправлению «цирковой» походки другого пациента помогали ультразвуковые всплески, индуцировавшиеся в моменты сближения его ступней с землей. Другими словами, для успешного обнаружения, от цели требовался нарочно поданный ею «встречный сигнал», причём не обязательно по главному, в нашем представлении, каналу связи – ультразвук никак не мог быть слышен плохо ступавшему больному, а световые импульсы видимого спектра для первого пациента в последующих опытах, с прежним успехом, заменили на инфракрасные – не воспринимаемые глазом.

 

Мы не можем ещё представить здесь универсальной методики решения проблемы, есть только массив частных успешных случаев. Первейшей задачей мы видим анализ этих частных случаев с последующим их обобщением, не забывая, однако, и о неустанном пополнении базы эмпирических данных. Универсальная междисциплинарная методика настолько же важна, насколько и возможна – согласно принципа изоморфизма Груве [2], мы можем применять аналогичные подходы к решению сходных проблем и в сугубо технических системах, тем более, что мы уже научились диагностировать схожие неполадки и в них. Речь идёт, среди прочего, о характерных сбоях в системах распознавания образов, в поисковых системах, которые перестают узнавать хранимое в базах данных и т.п.

 

Но что ещё интереснее – точно так же мы можем перейти и к системам несравнимо более высокого порядка, рассмотрев, например, взаимодействие «исследователь – его объект» (когнитивно ориентированную систему). Нам хорошо знакома ситуация, когда учёный долгое время кружил вокруг да около никак не разрешаемой проблемы, пока какое-нибудь, зачастую совершенно, казалось бы, стороннее воздействие не наводило, наконец, на решение. Нет нужды приводить здесь полный известный перечень таковых ситуаций, они хорошо нам знакомы, упомянем лишь наиболее яркую из последних по времени – знаменитые и парадоксальные тождества Ланберра [3], формулировку которых ему навеяла на особый «африканский» манер сложенная салфетка, которую «трогал» то и дело свежий бриз в одном из кафе на набережной Кейптауна (Ланберр останавливался там на пути в университет Коломбо, куда он был приглашён на один семестр гостевым профессором).

 

Таким образом, мы можем, с известной долей уверенности, полагать, что эти счастливые озарения есть не какие-то наводки извне на заветное искомое, а именно сама цель подаёт нам разрешающий сигнал. Важнейшим качеством исследователя любого рода становится тогда его способность уловить тот момент, когда искомое решение некой проблемы, томясь, не устоит перед искусом быть обнаруженным и не подаст свой сигнал из «слепой зоны» по ту сторону охранительной черты.

 

 

 

 

[1] – Подымите мне веки: не вижу! – сказал подземным голосом Вий – и всё сонмище кинулось подымать ему веки. «Не гляди!» – шепнул какой-то внутренний голос философу. Не вытерпел он и глянул. – Вот он! – закричал Вий и уставил на него железный палец. Н.В. Гоголь. Вий

[2] Груве, Якоб. О равноприменимости научных методологий топологически связанных теоретических систем, Труды по теории вычислительных машин Массачусетского технологического института, MIT Papers on Computer Systems, Massachusetts Institute of Technology, Cambridge, Massachusetts, Volume VII, 1955, pp. 25-39

[3] Ланберр, Жак. Топологическое тождество неподобного, Труды кафедры математики Женевского университета, выпуск 38, 1957, Женева, с. 23-27

 

 

 

 

 

Игорь Савченко

Минск, июль 2013